Несколько слов о Иудаизме

Атрибуты иудаизма - шофар, яд (указка для чтения Торы), Танах, молитвенник, подсвечник, футляр для этрога, кружка для омовения рукИудаизм - религиозное, национальное и этическое мировоззрение, на протяжении тысячелетий определявшее верования и жизненный уклад еврея.

Термин «иудаизм» происходит от греческого йуда́исмос, появляющегося в еврейско-эллинистической литературе на рубеже 1 в. до н. э. и обозначающего еврейскую религию как антитезу эллинистическому язычеству. В некоторых языках наряду с термином «иудаизм», обозначающим еврейскую религию в узком смысле, существует более общий термин, охватывающий всю еврейскую цивилизацию, включая религию, в целом — русское «еврейство», немецкое Judentum. На иврите эквивалентом последнего является יַהֲדוּת (яхадут).

История иудаизма

История иудаизма характеризуется непрерывным процессом творческого взаимодействия противоположных идей и антагонистических тенденций — этики и ритуала, универсализма и национализма, избранности еврейского народа как носителя Божественного откровения и равенства всех людей, созданных по образу и подобию Божьему, личного искупления и национального освобождения, беспрецедентной в истории преданности утраченной древней родине, стремления к возвращению в нее и приспособления к жизни в изгнании.

Формирование иудаизма

Формирование иудаизма начинается с возникновением во 2 тыс. до н. э. принципиально новой религиозной концепции — монотеистической идеи единого Бога, творца и властелина Вселенной. На смену традиционной теологическо-космогонической мифологии приходит идея сотворения мира творческой волей Бога и историческая сага, в центре которой — формирование народа Израиля и его завет с Богом. Развитие иудаизма сопровождалось ожесточенной борьбой, возглавлявшейся пророками, с пережитками политеизма, поддерживавшимися влиянием окружающих народов и окончательно изжитыми с возвращением евреев из пленения вавилонского.

Зародившись на фоне великих цивилизаций Древнего Востока — Месопотамии, Египта и Ханаана, — иудаизм уже в период Первого храма вступил в конфликт с этими цивилизациями. Антагонизм между иудаизмом и окружающим языческим миром достиг особой остроты после завоевания Ближнего Востока Александром Македонским. Проникновение в еврейство эллинистического культурного влияния вызвало противодействие, вылившееся в столкновение между иудаизмом и эллинизмом, кульминацией которого было восстание Маккавеев.

Со своей стороны, иудаизм оказывал влияние на эллинистический мир, в котором он, в различных формах и проявлениях, получил широкое распространение. Иерусалимский храм становится центром притяжения не только для многочисленной еврейской диаспоры, но и сотен тысяч приверженцев иудаизма по всему эллинистическому миру. В этот период жреческое сословие, в руках которого было сосредоточено отправление культа, утрачивает руководящее положение, и религиозное руководство переходит к законоучителям и мудрецам.

Библейский канон, лежащий в основании иудаизма, становится объектом толкования и комментирования, что повлекло за собой формирование различных интерпретационных направлений, борьба между которыми завершилась победой фарисеев в последние десятилетия эпохи Второго храма (середина 1 в. н. э.). Выработанная в этот период Галаха, регламентировавшая жизнь еврея, явилась наиболее ярким и полным выражением иудаизма.

Под влиянием восстаний против Рима, под властью которого, начиная с 1 в. н. э., оказалось абсолютное большинство еврейского народа, в иудаизме сформировалась новая концепция веры в грядущий приход Мессии, избавителя из дома Давида, о котором возвещали библейские пророки: приход Мессии должен восстановить суверенное Иудейское царство и водворить всемирную справедливость.

С распространением христианства, ставшего государственной религией Римской империи в начале 4 в., и ислама (7 в.) евреи оказались под властью народов, которые исповедовали религии, берущие начало в иудаизме и принявшие основные принципы его веры, космогонии, этики, происхождения человеческого рода и понимания истории. Однако эта общность не только не привела к взаимопониманию, но, напротив, вылилась в непримиримый конфликт: еврейство категорически отказалось принять претензии как христианства, так и ислама на то, что именно в них находит свое подлинное и адекватное выражение истина, и рассматривало обе религии как искажение иудаизма; христианство и ислам, со своей стороны, рассматривали иудаизм либо как исторический рудимент, либо как богоотступничество, подвергая еврейский народ гонениям и унижениям.

Несмотря на угнетенное положение, евреи не прекращали острой религиозной полемики с христианством и исламом на протяжении всей эпохи средневековья. Галаха, находившаяся в процессе постоянного развития в связи с меняющимися историческими и социальными условиями, оставалась основой жизненного уклада еврея. Исполнение мицвот, то есть предписаний Галахи, определяло принадлежность к еврейству, и факт, что в лоне еврейства остались лишь те течения, представители которых, несмотря на большие или меньшие отклонения от общепринятых норм иудаизма, соблюдали установления Галахи, является исторически неоспоримым.

Вместе с тем в средние века впервые — под влиянием христианской и мусульманской теологии — предпринимается попытка сформулировать основные принципы. Правда, уже в Талмуде один из мудрецов, амора Симлай (3 в. н. э. — Маккот, 24а), пытается путем гомилетической экзегезы библейских текстов свести иудаизм к единственному стиху из книги пророка Хаваккука (2:4): «Праведник верой своей жив будет», а Хиллел, в ответ на просьбу чужестранца обратить его в еврейство в течение времени, которое он может простоять на одной ноге, формулирует как основу иудаизма этическое правило: «То, что ненавистно тебе, не делай своему ближнему» (Шаббат, 31а).

Тем не менее, ни та, ни другая формулировка не превратились в религиозную догму, а остались среди многочисленных толкований библейских стихов и талмудических максим. Наряду с формулировкой догматов веры в средневековой еврейской теологии в этот период получает развитие также другая тенденция, прослеживаемая уже в талмудической литературе, — дать иудаизму философское или мистическое обоснование, тенденция, воплотившаяся в философских системах и мистическом учении каббалы.

Эмансипация и последовавшая за ней массовая ассимиляция, а также секуляризация европейского общества вызвали потребность в рациональном определении иудаизма. Проблема состояла в том, как возможно сочетать полную интеграцию в окружающей культурной среде с сохранением верности иудаизму. Казалось, что антагонизм между еврейством и окружающей средой может быть преодолен, если иудаизм будет объявлен одной из религий, принятых в данном обществе, наряду с католицизмом и протестантизмом, либо если еврейство будет рассматриваться не как религиозная, а как культурно-этническая группа.

В этот период, наряду с традиционным иудаизмом широких еврейских масс, появляются новые течения — реформизм в иудаизме, ортодоксальный и консервативный иудаизм. Некоторые еврейские мыслители стали трактовать иудаизм как универсальное моральное учение, задача которого — прогресс человечества на пути к осуществлению принципов идеальной этики. Другие мыслители рассматривали иудаизм как культурно-исторический феномен, не утративший, несмотря на уникальные исторические условия, национальный характер.

Ахад-ха-‘Ам видел цель в синтезе национально-культурного возрождения еврейского народа в Эрец-Исраэль с исторической этикой иудаизма. Сионизм и создание Государства Израиль еще более обострили проблему роли иудаизма в жизни еврейского народа и вызвали острую дискуссию. Отношение религиозного еврейства к Государству Израиль включает широкий спектр — от полного неприятия государства, основанного на светских принципах, вплоть до восприятия Израиля как начала наступления мессианской эры (атхалта ди-геулла — `начало избавления`).

Отношение светского еврейства к месту религии в государственно-общественной жизни Государства Израиль также неоднозначно — от полного отрицания роли религии в становлении еврейского государства и его жизни до понимания Израиля как воплощения в светской форме религиозных чаяний сотен поколений евреев и стремления в наиболее полной мере использовать в строительстве национального государства религиозно-культурное наследие еврейского народа.

Такая поляризация взглядов является прямым продолжением полярной напряженности, характеризовавшей развитие иудаизма и находившей разрешение не только в теоретических дебатах, но и в эмоциональном опыте многих поколений евреев на протяжении всей еврейской истории, готовых на подвиг и самопожертвование в сознании возложенной на них миссии претворения идеалов, кажущихся утопией.

Источник: Электронная Еврейская Энциклопедия.

Добавлено 12.12.2012